Issei Suda

ВАЛЕРИЙ АКИМОВ
ОЧЕРК ФОТОГРАФИИ
Глава 3. Против композиции
Композиция сюжетна и властна, она растворяет вещь до положения функции и элемента речи. Лишает вещь вещности. Композиция не состоит из деталей, она упорядочивает и распределяет коды. Деталь, в свою очередь, является носителем декодировки: сведение кода от линии транзитивности вещи и её обозначения, то есть вписанности в композицию, до обращения вещи во взгляд. Вещь вещественна, явственна своей ненаполненностью – это один из фантомов-беглецов, постоянно ускользающих от композиции, от перспективы и конституции пространства; преступление не против закона, а вне-закона, на территории, подобной пустыне.
Rene Burri
Что есть сама деталь, если не совокупность деталей? Несколько раз собранный в собственном вакууме унивёрсум. Тело - деталь, ведь из чего состоит тело? Взгляд - деталь, есть ли у взгляда генеалогия? Множество в детали, и деталь - единственно возможный горизонт множества. Деструкция рецепторов - пространство вступает в игру. Не история ведёт чужой взгляд, а вещь и плотность картины. Люстра под потолком, пачка сигарет на столе, девушка, пьющая кофе за столиком у окна – деталь останавливает меня, прекращает композицию, в то же время она не отрицает экстериоризации плана в собственную пользу. Деталь, как абстрактная математическая точка или предельное сжатие, захватывает взгляд, цепляет, вводит в ступор, но проблема заключается также в моменте синхронности её аспекта «в-себе» и вершащейся вокруг неё чужеродной, постоянно дистанцируемой эксплицитности.

Деталь – это род реверсивного движения, действия памяти. Деталь хранит в себе собственную экспликацию, посредством собственной множественной совокупности она развёртывается в себя – это один из проектов воспоминания, когда само воспоминание лишается объекта, но усиливает интенцию и расширает области прошлого. Гомогенность плана, когда вещь есть носитель композита и функции представлять ту или иную картину поверх силуэтов, дрожит от потенциальной гетерогенности детали, наличия неулавливаемых путём просчёта пространства точек несопостовимости и реактивности. В детали - я осуществляю себя как мысль, чья природа заключается в воспоминании: я уверен, что нечто было пережито, однако, я охвачен лишь фактом памяти, не более.
Вопреки аналогии, деталь не может сравниваться с топосом, уподобляться ему, нельзя назвать деталь топосом; скорее, это смерть топоса, его заочное уничтожение - пласт, взрывающий другой пласт, верхний. Скрытая пульсация, приостановка, задержка дыхания.
Made on
Tilda