Рафаэль Чижов
Тварь дрожащая или право имею?

Человек, по природе своей, самое противоречивое явление во всей Вселенной, движущееся в две противоположные стороны, одна из которых лбом своим прошибает небосводы в поисках садов Рая, а другая, противоположная, пятками вышибает ворота кругов ада, стремительно посещая каждый из них снова и снова.
Я практически ничего не знаю о личности Фёдора Михайловича Достоевского. Но разве произведения его не являются, также, как и глаза, ничем иным, как отражением души писателя и сущности его? В глаза Фёдора Михайловича, при всем моём желании, я скорее всего не смог бы заглянуть и при его жизни. Хотя современники и не признавали тогда его гениальности. Однако, наследие Достоевского ничуть не хуже даст понять заглянувшему в него, всё то, что можно и нужно понимать об этом человеке. Мне неизвестно насколько глубоко нужно вникать в творчество писателя, чтобы с уверенностью заявить о том, что потайные антресоли его души постигнуты целиком и полностью. Вполне может оказаться реальностью и то, что прочтение одного его произведения - будет равным по информационному объёму об авторе и великому множеству его произведений.
"Ф. М. Достоевский.
Ночь", часть триптиха,
Илья Глазунов,
1986
"Униженные и оскорблённые" - роман
Ф. М. Достоевского, опубликован в 1861 году в журнале «Время»

Об этом можно говорить нескончаемо долго, но вернёмся к заглавию, вопросу из небезызвестного нам «Преступления и наказания». Вопрос отливает своей философией на любую жизненную ситуацию, как на палубу моего судна отливают пурпурные пуговицы моего кителя. Дрейфуя на неспокойных просторах океана жизни, я, человек у штурвала собственной лодки, стал задаваться знакомым всем вопросом о праве на принадлежность этой лодки и всего вокруг − всё чаще и чаще. То, с каким временным интервалом я вдруг начал задавать вопросы, и то, КАКИЕ вопросы я стал задавать, во многом определили сила и гениальность, заложенные в романе Фёдора Михайловича Достоевского «Униженные и оскорблённые».

Иллюстрация к роману "Братья Карамазовы"

До этого мне довелось прочесть сравнительно небольшое количество книг. Те, которые поспособствовали тотальной трансформации, пробуждением или, если хотите, отрезвлением моего девственного тогда мировоззрения − исчисляются единицами. Три антиутопии, главная и самая известная из них «1984» Джорджа Оруэлла − послужили мне обоснованием, расстановкой по местам, ответили мне на некоторые вопросы. Я понял одну маленькую, но очень важную вещь: человечество, основная его часть, не может по праву считать себя лучше существа из царства животных, а животных ставить ниже человеческого рода, так как история существования человека, никак иначе, как прямое доказательство способствования и стимулирования бессмысленной гибели огромного количества животных и людей. Разочаровавшись в людях и скорбя о животном мире, я начал было думать, что полюбить людей не смогу совсем, не смогу никогда. Я понятия не имел, что должно произойти такого, отчего я встрепенусь и стану улыбаться.

Кадр из к/ф "Униженные и оскорблённые", 1990 год

В один абсолютно незатейливый, будничный день, я лавировал между полок в книжном магазине. Выбор книги − это всегда лотерея, это своего рода Лас-Вегас, в котором ты оказываешься из-за собственного доверия своим книжным десницам из ближайшего окружения, и основываясь на советах, стоишь и выбираешь. Купив роман «Униженные и оскорблённые» я сорвал куш, но узнал об этом не сразу.
Детально, даже скрупулёзно знакомясь с героями книги, параллельно, я имел честь познакомиться с Фёдором Михайловичем. Первое, о чём хочется упомянуть, это ясность, психологизм и гроссмейстерская способность передавать эмоции и чувства героев романа. Достоевский, лично для меня, является внеконкурсным фаворитом по части виденья русского человека, по части понимания и сущности людей разного склада и организации. Автор вне сомнений обладает навыком грамотной передачи слова в сознание внимающего, именно туда, куда донести информацию необходимо. Фёдор Михайлович буквально дарит тебе необходимый для путешествия по книге баланс, проясняет вид на солнце при хмуром небе, он открывает твои сонные глаза, открывает для того, чтобы потом закрыть вместе с книгой.
"Нелли", Илья Глазунов
иллюстрация к роману Ф.М.Достоевского "Униженные и оскорбленные", 1982 г.
Так, как Достоевский проецирует Россию и русского человека в «Униженных и оскорблённых», не спроецирует ни один современный цифровой проектор или писатель. Действия романа разворачиваются в Петербурге, в середине XIX века. В сюжете недвусмысленно уловимы реальные факты и фамилии из биографии Фёдора Михайловича, о чём я не знал до последнего. Виртуозно переплетая грузонеподъемные судьбы, и вовлекая меня в истории людей разных сословий и характеров, Достоевский заставляет меня нервничать, испытывает меня, делает из романа настоящий наркотик. Всё, что осталось внутри меня после прочтения − это инверсия. Инверсия моего отношения до и после прочтения этой книги. Я полюбил Человека и его филантропические, бескорыстные способности, пусть, если они и заточены в соотношении один на сто тысяч. Я поверил в Человека и в возможность, которую он предоставляет себе и окружающим. Я полюбил его, потому что он бывает потерянным, взгляд его затуманивается, а действия не скоординированы и хаотичны, и это не ставится ему в вину. И мне удалось это понять, в чём-то даже облегчило жизнь, а Фёдору Михайловичу без особых проблем удалось меня в этом убедить.
"Милостыня", Илья Глазунов
Иллюстрация к произведению Ф. М. Достоевского "Записки из мертвого дома", 1983 Г.
Итак, я понял, что способный на любовь, способный на жертву и самопожертвование, способный изменить себя – способен собственным примером изменить мир. Человек, по природе своей, самое противоречивое явление во всей Вселенной, движущееся в две противоположные стороны, одна из которых лбом своим прошибает небосводы в поисках садов Рая, а другая, противоположная, пятками вышибает ворота кругов ада, стремительно посещая каждый из них снова и снова.

Прочитав роман «Униженные и оскорбленные», я сорвал куш, но этот выигрыш совершенно точно отличается от привычного и желанного джекпота. Я выиграл любовь к ближнему. Поэтому каждый из нас конечно же дрожащая тварь, но право имеющая на то, чтобы избавиться от лихорадки, симптомы которой − ненависть и презрение.

Рафаэль Чижов
@wureason


Made on
Tilda